WSPORT-SHATOY предисловие: Середина 1990-х годов. Федерацию тяжелой атлетики сотрясают скандалы. Засидевшегося в президентах В.Полякова смещают и в руководство федерацией придут "молодые реформаторы" И.Арсамаков, В.Клоков, Ю.Захаревич. О некоторых событиях того времени рассказывает бывший главный тренер сборной России Владимир Масляев.

Владимир Масляев:
Я не могу жить без тяжелой атлетики

-  Владимир Иванович, в 1992 году так все хорошо начиналось: вы - главный тренер, много планов, непочатый край работы, и вдруг через два года - Португалия...

-  В 1994 году к власти в Федерации пришли другие люди и технично выпихнули меня в Португалию. Пост главного тренера был предложен Игорю Никитину, старшему офицеру отдела летних видов спорта ЦСКА. Понятно, что он был в связке с Арсамаковым и Захаревичем.

-  Как вы это пережили?

-  Конечно, было очень обидно. Тогда все понимали,что причин для моей отставки не было. За что можно снять главного тренера? За недостаточное количество завоеванных медалей, за две-три баранки.

При мне и Юрии Теряеве команда, наоборот, стала укрепляться: в ней появились Алексей Петров и Андрей Чемеркин.

Мне повезло, что я работал в свое время с главным тренером сборной команды СССР Александром Прилепиным. Это был умный человек, разбирался в тяжелой атлетике. Я многое у него перенял. Насколько мне удалось что-то сделать самому, судить людям. Я считаю, что внедрение в жизнь спортивного принципа при формировании сборной команды,о котором постоянно говорили, но которого не всегда придерживались, - одна из моих заслуг.

Когда я приступил к работе в сборной, началась серьезная борьба с анаболическими стероидами. Интересная раньше была ситуация: приезжал спортсмен на чемпионат СССР, занимал свое четвертое место, давал зачетные очки и уезжал домой. Сборной СССР он, естественно, не был нужен. Какой он: чистый или грязный, никто не знал. С развалом Союза этот спортсмен, становившись чемпионом России, должен был выступать на Европе или мире, а его вывозить было нельзя. Понятно, по какой причине. В первый год мы даже боялись, что не сможем собрать команду. Надо было наводить порядок. Не только в сборной команде, но в тяжелой атлетике всей страны. Большую помощь нам оказывал президент Федерации Виктор Андреевич Поляков. Федерация и главный тренер, придерживаясь спортивного принципа, поставили в одинаковые условия всех спортсменов: больших и маленьких. Попался на допинг-контроле, отвечай. Чтобы не потерять больших спортсменов, было принято решение отстранять их от подготовки к ближайшему чемпионату Европы или мира, но не дисквалифицировать. Может быгь, такое решение было половинчатым, но нам кого-то удалось сохранить.

Планов было много. Жаль, реализовать их не удалось.

Я понимал, что рано или поздно меня все-равно бы сняли, но не ожидал, что не дадут доработать олимпийский цикл.

Когда вернулся из Португалии, пришел к Арсамакову и сказал: Исраил, я не знаю, какие у вас на меня взгляды, но без тяжелой атлетики я жить не могу. Если вы не дадите мне работу, я буду работать таксистом, но обещаю, что буду хаять тяжелую атлетику и вас в ней со страшной силой. Поэтому давайте мирно и спокойно решим этот вопрос. Дал слово, что не буду претендовав на должность главного или старшего тренера. Меня поняли. Так я остался в тяжелой атлетике.

-  А как вы пришли в тяжелую атлетику?

-  В 1955 году, окончив школу, я пошел работать на авиационный завод Знамя труда. Одновременно учился в техническом училище. Тяжелой атлетикой увлекся в семнадцать лет. Сначала поднимал штангу, которую за четвертинку водки привез один из моих соседей, во дворе. Затем два года занимался в заводской секции под руководством Роберта Ансовича Романа, преподавателя авиационного института. В 1958 году по убеждению и с огромным желанием поступил в Государственный центральный институт физической культуры. Большое влияние на мою тягу к знаниям оказал декан спортивного факультета Роман Павлович Мороз, сказав, что из меня может получиться хороший тренер. Окончив институт, пошел работать тренером - в ДСШ Крылья Советов. Как спортсмен, больших успехов не добился. Рядовой мастер спорта. Один раз был шестым на всесоюзной Спартакиаде крупных промышленных предприятий.

Тренерскую работу очень любил. Работал с вдохновением. Приятно, что многие называли мое новаторство школой Масляева. В 1980-1981 годах возглавлял тяжелую атлетику в ЦС ДСО Зенит, с 1982 года - старший тренер сборной команды России.

-  На очередной Конференции ФТАР в Невинномысске президент Арсамаков подал в отставку. Власти, которая вас обидела, больше нет. Вы удовлетворены?

- Такая мысль, у меня, конечно, мелькнула. Видимо, есть все-таки Бог... К ситуации с отставкой Арсамаковая я не пркчастен. Она раскрутилась неожиданно и молниеносно. Сейчас кое-кто переживает то же, что я когда-то пережил. В 1994 году Арсамаков пришел к власти в результате переворота. Он понимал это, но на что-то надеялся. Суд справедливо восстановил в должности президента Полякова, но сделал это через три года. Время Полякова уже ушло...

Казалось, на прошлогодней Конференции все было мирно. Арсамаков с Клоковым о чем-то договорились. Мы могли только догадываться, о чем. Не прошло и года, как Вячеслав Иванович почувствовал, что должен быть президентом. Справедливости ради надо признать, что фактически президентские функции выполнял вице-президент.

Наверное, Исраил понял, что бессмысленно держаться за кресло и нашел в себе силы подать в отставку. На мой взгляд, он ушел красиво. Все-равно ему пришлось бы уйти. Сегодня в Федерации другой лидер. Настоящий. Со своими недостатками, которым я не хочу давать характеристику. Но он лидер и добивается своего. Если Клоков даст Арсамакову какой-то участок работы, он - мудрый руководитель. Если затопчет, ему это когда-нибудь припомнят другие. Такое бывает в жизни. Не знаю, почему. Видимо, это логика жизни.

-  Чем сейчас занимается бывший главный тренер Игорь Никитин?

-  Не знаю. В Федерации он не работает.

-  Ему предлагали работать в какой-либо другой должности?

-  Нет. Думаю, он этого и не хотел.

-  А может быть, он шел с высоко поднятой головой?

-   Может быть. Он все-таки большой спортсмен.

Поговаривают, что он обещал вернуться.

Да, это он говорил вслух Но, думаю, это было возможно при президенте Арсамакове.

- Год назад в интервью Олимпу новый главный тренер Павел Горулев обещал работать засучив рукава. На Конференции ФТАР Вячеслав Клоков оценил эффективность его работы на двадцать процентов. Как долго, на ваш взгляд, при такой отдаче может оставаться на своем посту главный тренер?

- Я убежден: главному тренеру надо дать возможность работать олимпийский цикл. Я бы пожелал Вячеславу Ивановичу мудрости и терпения. Заставлять и ругать надо, но надо и дать возможность себя проявить.

- Владимир Иванович, вы в курсе всех событий вокруг решения Алексея Петрова уехать в Швецию...

Еще на Кубке России-98 Алексей уверял меня, что все это слухи и выдумки. Но вскоре он обратил ся в Федерацию с заявлением, в котором просил отчислить его из состава сборной команды России в связи с переездом в Швецию. В просьбе ему было отказано. Я знаю, что Вячеслав Клоков письменно предложил Алексею заключить контракт с ФТАР. Алексей ему не ответил. Мне представляется, что Петров не очень-то нуждается в деньгах. Причина здесь другая.

-  Какая, на ваш взгляд?

-  У меня довольно странные рассуждения на этот счет. На мой взгляд, какую-то неблаговидную роль сыграл здесь Никитин. Во-первых, он все время встречал Алексея в Москве и куда-то возил. Во-вторых, Никитин часто бывал в Волгограде, о чем не раз говорил председатель Волгоградского областного спорткомитета. В-третьих, вы обратили внимание, что Никитин выводил Петрова на Кубке-98 в Санкт-Петербурге? Я не думаю, что все это случайности. Негоже бывшему главному тренеру морочить парню голову. Практически он разваливает тяжелую атлетику в России. Вовремя мы его сняли. Есть, видимо, еще один

аспект, который, подталкивает Петрова уехать Новые весовые категории очень неудачные для Алексея. В 94 кг ему надо много гонять. В 105 кг он, возможно, уже не видит себя тем, кем должен быть.

Как генеральный секретарь Федерации, я взял на себя смелость  перевести решение исполкома ФТАР на английский язык и послал его в Швецию. Объясню, почему, У меня есть подозрение, что кто-то уже мог послать разрешение от ФТАР выступать Петрову за Швецию. Видите, как далеко я зашел в рассуждениях.

Мне бы очень хотелось, чтобы Лешка одумался. Этого мы все хотим.

-  Владиммир Иванович, в шестьдесят лет вы прекрасно выглядите. Откройте секрет.

-  Никакого секрета нет. Я много лет занимаюсь теннисом.

-  Разрешите от имени читателей поздравить вас с юбилеем, пожелать здоровья и творческого долголетия.

-  Спасибо Я горжусь, что работаю в одной из лучших в стране федераций. И даже если завтра меня отправят на пенсию, но будут обращайся за помощью, если я буду нужен тяжелой атлетике, я буду рад помочь. Ведь я не представляю себя без любимого дела.

РS: 25 февраля 1999 года Президиум Федерации тяжелой атлетики России удовлетворил просьбу Владимира Масляева об отставке. Бывший главный тренер сборной команды России и бывший генеральный секретарь ФТАР по предложкению Олимпийского комитета работает сейчас во Всероссийской федерации тхэквондо.

Журнал "Олимп", 1999 год

WSPORT-SHATOY послесловие: Владимир Иванович Масляев умер 26 ноября 2004 года.

На главную | На титульную