Евгений Лопатин:

"Нам, ветеранам, не только деньги важны, но и просто внимание"

В декабре 2007 года Фонд поддержки олимпийцев России, основанный десятью крупнейшими российскими предпринимателями, запустил новую программу Поддержка ветеранов спорта. В соответствие с ней все российские серебряные и бронзовые призеры Олимпийских игр 1952-1988 годов получают гранты в размере пяти и трех тысяч рублей (олимпийские чемпионы ежемесячно получают стипендии президента РФ в размере 15 тысяч рублей). Шеф-редактор Агентства спортивной информации Весь спорт Евгений Слюсаренко поговорил со вторым старейшим грантополучателем Фонда серебряным призером Олимпийских игр 1952 года в Хельсинки, двукратным чемпионом Европы, четырехкратным чемпионом СССР по тяжелой атлетике Евгением Лопатиным (на фото), которому 26 декабря исполнилось 90 лет.

- Евгений Иванович, как дела, как здоровье?
- Как вам сказать Стараюсь не выпадать из жизни, хожу на заседания Совета ветеранов Динамо, Федерации тяжелой атлетики Москвы, посещаю соревнования по тяжелой атлетике. Как говорится, живу и слава Богу.

- Как вам нынешняя тяжелая атлетика?
- Совсем другая, чем в наше время. Слишком много разговоров о допинге и прочей ерунде. Когда я выступал, этого и в помине не было. Я думаю, все это началось после Олимпиады-52, когда советские штангисты, дебютировавшие на Играх, просто разгромили всех соперников. И, мне кажется, именно тогда зарубежные атлеты поняли, что другим способом нас не сломать. Начали употреблять всякую дрянь.

- Почему советские штангисты имели такое превосходство? В чем заключался лично ваш секрет?
- Нас жизнь заставляла быть сильными. Я вот заниматься штангой начал в 19 лет до этого в Саратове, где вырос, не было даже элементарных условий. Через год выполнил норматив мастера спорта. Потом ушел на войну, где мне пулей перебили кисть руки. Помню, пальцы не мог сжать, как следует. Врачи сказали, что о штанге надо забыть. Я не согласился, два года самостоятельно разрабатывал руку, и после войны вновь вышел на помост. В 30 лет впервые стал чемпионом СССР. И таких историй у людей моего поколения не счесть. А вы спрашиваете, почему нас никто не мог обыграть

- С какими чувствами вспоминаете свое выступление на Олимпиаде и поражение от американца Томаса Коно?
- С сожалением иначе сумма гранта была бы в три раза больше (смеется). А если серьезно, хочу поблагодарить Фонд поддержки олимпийцев России, его учредителей что вспомнили о нас. Нам, ветеранам, не только деньги важны, но и просто внимание, знание, что нас по-прежнему помнят. Ну а что касается Коно Потом я не раз и не два слышал, что американец сильно нахимичил на взвешивании. Косвенно это подтверждает тот факт, что ни до, ни после этой Олимпиады он в легчайшем весе не выступал. Как тогда говорили проделки американских бизнесменов. А я после Олимпиады получил травму руки и решил закончить карьеру. Да и лет мне было много к тому моменту. Пошел работать тренером в Динамо.

- Дальше, я знаю, вы решили продолжить династию Лопатиных в тяжелой атлетике.
- Да, начал тренировать сына. По моей методике он в 12 лет начал поднимать штангу, а в 14 лет уже выступал на соревнованиях. Тогда это было в новинку. Сколько же мне пришлось выслушать! Но время доказало мою правоту. Сергей установил 12 мировых и 16 всесоюзных рекордов. Внук, правда, не захотели продлить династию. Что ж, у каждого своя судьба.

- А сколько у вас детей, внуков?
- Было два сына еще младший. Он погиб от голода во время блокады Ленинграда. К сожалению, старший сын, Сергей, тоже уже умер. Остались внук и моя жена, Лидия Сергеевна. Мы с ней женаты больше 70 лет, свадьбу сыграли в 1937 году и до сих пор вместе. Такие вот дела.